Назад

Работа как лекарство от депрессии

06 августа, 2019 125 0
Работа - лучшее лекарство от всех бед.
Эрнест Хемингуэй.


Ежедневные проблемы кажутся не такими страшными, если взглянуть на них с точки зрения вечности.
Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство.

 

Когда Патрика Суэйзи, долгие восемь месяцев боровшегося с раком и победившего болезнь, спросили, как он всё это время справлялся и не падал духом, он ответил просто и лаконично: “Я пошёл работать”. Допускаю, что на самом деле таким образом он отшивал наседавших репортёров, но мне кажется, он что-то знал об этой жизни.

В ней бывает всякое. Болезни бывают телесные, а бывают духовные. Иногда сломанная нога болит меньше, чем язва от плевка в душу. Иногда со всем можно справиться и в одиночку, а иногда не помогает помощь целой оравы родственников, друзей и коллег по кружку анонимных алкоголиков. Бывает такое, что разбитое какой-то дурой сердце годами мешает спать по ночам, доверять людям и планировать будущее. Бывает, жить осталось пару лет и сам не знаешь, что тебе делать.

Я не медик и не стану заявлять о взаимосвязи раковых опухолей и графика 24/24. Равнять всё под одну гребёнку - не моя задача, но я, кажется, знаю способ, хоть чуть-чуть помочь себе со всем справиться. Просто надо посмотреть под другим углом на то, что есть у большинства из нас.

Работу.

Человеческий мозг не способен думать о двух вещах сразу.


Подряд, очень быстро сменяя темы - да. Одновременно что-то делать и думать совершенно о другом - да. Мы можем ехать за рулем, материть обезьяну в соседнем "Пежо" и одновременно с грустью вспоминать, как сегодня на нас наорал начальник, но одновременно вспоминать решение дифференциального уравнения высшего порядка и составлять список продуктов для ужина мы не можем. Как говорить двумя голосами сразу. Как читать правым глазом Антона Павловича, а левым - Анфису. А что из этого следует? 

Из этого следует, что работа - это прекрасный способ перестать думать обо всякий фигне, которая происходит у вас в жизни. Главное - поменьше от неё отвлекаться и побольше рабочих задач перед собой ставить. И понимать, как это работает, или хотя бы, как это работать НЕ будет.

Действительно ли это работает?


Когда я торчала в декрете уже полгода, стало как-то само собой ясно, что послеродовая депрессия - это вам не байки про негативное влияние Луны в созвездии Тельца, а реально существующая проблема. Моя жизнь превратилась в ад, который я ещё долго буду помнить, и последствия которого мне разгребать ещё как минимум пятнадцать лет. Дни тянулись серой полосой белого шума - уборка, готовка, кормление, ссоры, уборка, готовка, кормление, ссоры, уборка, готовка, кормление, ссоры, повторять, пока не кончится зарядка. Я никак не могла сбросить вес, я почти не занималась творчеством, у меня не было работы и, как следствие, почти не осталось друзей. Единственное, что меня спасало - это книги и магия самоубеждения, которую, признаться, я втайне презираю.

В один прекрасный день я зашла за порцией книг в магазин и осталась. Так совпало, что мне предложили в нём работать, ребёнка было с кем оставить, а на ярые возмущения получившего в свои зубы ярмо домашнего быта вполне дееспособного супруга я положила здоровенный болт. Я плюнула на всё: на репутацию, на быт, на обязанности, мне надо было во что бы то ни стало сохранить свою психику и вернуться в состояние хотя бы какого-то подобия душевного равновесия.

Я проработала в книжном почти год и за этот год я снова стала собой. У меня появились новые знакомства, оказалось, что на работе у меня куда больше времени на себя, чем дома, оказалось, если утром уложить волосы и накрасить ресницы, я выгляжу вполне как человек. Оказалось, я умею улыбаться и помню вкус первого утреннего кофе. Оказалось, мне есть о чём поговорить с людьми, и вовсе необязательно ненавидеть окружающих просто потому, что они могут куда-то пойти в одиночестве. Оказалось, кроме рыданий есть и другие дыхательные упражнения. Оказалось, у меня есть интересы, хобби и собственное мнение. Оказалось, что я много не понимала раньше и не видела цели в жизни до тех пор, пока не устроилась на работу. В моей трудовой это была первая запись, и если не считать подработок до достаточно ранних родов в 19, это был мой первый опыт выхода в мир. 

Работа излечила меня от депрессии, дала сил двигаться навстречу своим мечтам, придала жёсткости и смелости отстаивать своё мнение. Я  поняла, что пора что-то менять. Я уволилась, потому что по-другому не получалось разобраться с адом, который творился дома. Я с боем, судами и полицией развелась с мужем-тираном, вытащила ребёнка из кошмарной обстановки, переехала и уже спустя два месяца я была самым уравновешенным человеком на свете. Я медленно и методично искала своё призвание, меняя одну компанию на другую, пока не нашла его. И к сегодняшнему дню я могу заявить со всей ответственностью, что всё это время работа давала мне то, что не могло дать ничего другое: время передохнуть, успокоиться и не поддаваться панике.

Мой друг, когда его бросила невеста за неделю до свадьбы, на полгода пропал из поля зрения всех наших общих знакомых. Потом он вернулся из Канады, загорелый, довольный, на новой Мицубиси Паджеро. “Что за чертовщина”? - спросили мы. Друг пожал плечами и ответил: “Когда я понял, что присматриваю в магазине мыло и верёвку, то решил не страдать фигнёй, а уехал на заработки. Полгода таскал мешки, месил цемент и заливал фундаменты, зато страдания как рукой сняло. Чё, как у вас тут?”

Жена моего брата, когда узнала, что ей осталось жить примерно полгода, пока её не доконает опухоль, не стала тратить время на бессмысленные страдания, а начала писать книгу. Она её не закончила, но я прекрасно помню, какой она была сосредоточенно-счастливой, сидя с ноутом на бинбэге у батареи. И это была её работа, она писала её каждый день с девяти утра до двенадцати и с пяти вечера до семи, пока ещё могла шевелить пальцами и диоптриев на очках хватало, чтобы не промахиваться мимо пробела.

Так действительно ли это работает?


Знаете, в чем парадокс? Если не ставить под сомнение сам тезис “Работа - это лекарство”, то выходит, что работа помогает в любом случае: будь она любимой и будь она нелюбимой.

Лёгкая, приносящая удовольствие любимая работа поднимает тонус, бодрит и заряжает позитивом, а нелюбимая, тяжёлая и изнурительная вымещает любые мысли, заменяя их стремлением выжить до конца рабочего дня.


Так с помощью книжного магазина я вылечилась от послеродовой депрессии, а мой друг с помощью стройки излечился от мыслей “почему она, такая сволочь, меня бросила и как мне после этого жить?”. Уверена, у каждого из наших читателей найдутся подобные истории. А если не найдутся - найдутся у друзей и знакомых.

Не всегда работу нужно искать, иногда она уже есть, и на неё просто нужно посмотреть по другому. Подумайте - что она вам даёт? От чего она вас спасает? Что из плохого перестаёт существовать для вас тогда, когда вы на работе?

Быть во вред работа может только в одном случае - когда кто-то пытается сделать её лекарством от депрессии, вызванной самой работой.


Вы должны чётко понимать, какие проблемы пытаетесь решить, и быть уверенными, что работа вам их не добавит. Я увольнялась сразу, как только понимала, что подрываю своё здоровье и психику именно на работе, и что несу её домой, хотя она мне там ни к селу ни к городу не сдалась. Нужно видеть тонкую грань между попыткой избежать страданий и трудоголизмом. Иначе получится, как у Ялома:

“— Знаешь, что я тебе скажу? — добавил Тони. — Шопенгауэр, конечно, вылечил тебя, но теперь тебе нужно вылечиться от Шопенгауэра”.


Замените Шопенгауэра на работу. Замените всё, что мешает вам жить, на работу. Вы получите двойной профит: избавитесь от плохого и заработаете денег на хорошее. Если не заменять работой общение с действительно родными и близкими людьми, и не утрировать всё до истощения, можно стать тем человеком, которым вы хотите быть.

Или хотя бы попытаться. Это всяко лучше, чем сидеть и ныть.

Похожие статьи